«Если человек намерен стать судьей, он должен быть готов ко многим ограничениям»

Дата: 
15 июня 2016
Интервью с и. о. председателя Куйбышевского районного суда г. Омска Щукиным Александром Геннадиевичем

-  Александр Геннадиевич, добрый день! Мне как корреспонденту газеты «Короленко, 12» хочется узнать у Вас о новостях и предстоящих изменениях, нововведениях в подведомственной Вам сфере. Прежде всего, давайте поговорим о «Едином» Гражданском процессуальном кодексе. Как Вы считаете, необходимо ли принятие такого кодекса или нет?

- Вопрос о «Едином» Гражданском процессуальном кодексе возник, очевидно, в связи с ликвидацией Высшего Арбитражного Суда и его объединением с Верховным Судом Российской Федерации. Встал вопрос о возможности или необходимости регулирования деятельности арбитражных судов, судов общей юрисдикции. Мне кажется, на сегодняшний момент это немного преждевременно - уравнивать, ставить на одну чашу весов юридических и физических лиц, которые обладают абсолютно разными ресурсами, разными возможностями. Время покажет, насколько это необходимо, но пока мое мнение таково.

- Поясните, пожалуйста, в чем суть данной инициативы?

- Сейчас существует два процессуальных кодекса: Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ. В них много общего, но много и отличий: в частности, отличия связаны со спецификой споров. Арбитражные суды рассматривают в первую очередь споры экономические. В судах общей юрисдикции перечень вопросов гораздо шире. Поэтому сейчас, когда Высший Арбитражный Суд упразднен, его функции выполняет Экономическая коллегия в Верховном Суде, а также единый высший суд – это Верховный Суд, предпринимаются попытки сделать так, чтобы правовое регулирование процесса проходило в рамках одного нормативного документа.

- Насколько необходимо, на Ваш взгляд, введение в гражданский процесс упрощенного производства? Об этом много говорится. С чем это связано?

- С 1 июня этого года вступили в силу изменения в Гражданский процессуальный кодекс РФ, которые предусматривают процедуру упрощенного производства. Эта процедура давно и успешно используется в арбитражных судах, она показала свою эффективность. Необходимость ее введения вызвана значительно возросшей нагрузкой на суды, актуальностью вопроса своевременного рассмотрения гражданских дел.

- Как данная процедура реализуется на практике?

- Были выбраны категории дел, которые могут рассматриваться в письменной форме. То есть если по общему правилу в судах общей юрисдикции проводится исследование в судебном заседании: вызываются стороны, они дают свои объяснения, представляют доказательства на судебном заседании, - то упрощенная процедура представляет собой письменное судопроизводство. Истец направляет в суд свое исковое заявление, прилагает к нему необходимые документы и доказательства. Судья рассматривает эти документы. Затем сторонам устанавливается срок для предоставления своих объяснений. По истечении этого срока судья на основании этих объяснений без вызова сторон принимает решение. Данная процедура должна существенно облегчить работу судов и уменьшить объем работы: секретарь не будет составлять протокол, не будет расходоваться время на судебное заседание. Судьей составляется решение, копия которого направляется сторонам, публикуется  в интернете. В случае несогласия с этим решением у сторон также сохраняется процедура его обжалования в вышестоящий суд.

- То есть для гражданских дел эта мера прогрессивна?

- Да, с учетом того, что выбраны категории дел, которые могут рассматриваться в письменной форме, эта необходимость давно назрела. Я считаю, что данная мера должна снять вопрос избыточной нагрузки на суды или по крайней мере как-то его нивелировать.

- Давайте еще поговорим о модной в юридических кругах теме - процедуре медиации. Насколько часто к ней прибегают стороны в гражданском процессе? Есть ли необходимость введения обязательной медиации по отдельным категориям гражданских дел?

- В Куйбышевском районном суде случаев применения медиации не было. Процедура медиации является одной из разновидностей процедуры примирения. Участвует в ней профессиональный медиатор. Мировое соглашение между сторонами встречается нередко, поскольку стороны для себя делают вывод, что договориться для них на взаимоприемлемых условиях быстрее, дешевле, спокойнее. Все же по сравнению с мировым соглашением медиация – новая процедура. Точно так же она направлена на то, чтобы уменьшить нагрузку на суды, чтобы дать возможность сторонам договориться. Но процедура эта пока не действует. Трудно говорить о причинах. По крайней мере, в судах общей юрисдикции процедура решения вопросов с помощью медиаторов не встречается.

- Что есть обязательная медиация? Это принудительная медиация?

- Очень трудно добиться мира принудительно, на это должна быть добрая воля сторон. Так что обязательность процедуры мне лично кажется в этой связи сомнительной.

- Недавно срок апелляционного обжалования решений суда был увеличен. Насколько данная мера оправдывает себя?

- Действительно, некоторое время назад срок апелляционного обжалования решений суда по гражданским делам был увеличен до 30 дней. Ранее он составлял 10 дней. Наверное, эта мера оправдана, поскольку споры становятся сложнее, решения - объемнее, нормативный материал, который применяется, тоже значительный. Поэтому чтобы позволить стороне правильно принять решение – понять, насколько оно убедительно, насколько сторона будет готова нести свои дальнейшие издержки по обжалованию, сроки должны быть такими, чтобы времени на обдумывание стороной дальнейших действий было достаточно.

- Приведет ли, по-Вашему, реформирование третейского разбирательства к сокращению нагрузки на суды?

- Третейское разбирательство – это разбирательство с обращением в третейские суды, которые существуют помимо государственных судов. Их создают физические лица, юридические лица, заключая договоры между собой. Это как раз форма досудебного рассмотрения споров и тоже своего рода примирительная процедура. Только время покажет, насколько эта мера будет эффективна. По крайней мере, в третейских судах споры сегодня рассматриваются – и экономические, и с участием физических лиц. В принципе, определенную долю дел третейские суды на себя берут. В результате эти дела не доходят до судов. При этом сохраняется возможность дальнейшей защиты своих интересов любой из сторон в судах общей юрисдикции, если она считает, что решением третейского суда ее интересы нарушены.

- Увеличилась ли за последнее время нагрузка на суды? И по каким категориям дел – если увеличилась?

- Увеличение нагрузки происходит стабильно, это просматривается и в судах общей юрисдикции, и в арбитражных судах. Значительно растет доля гражданских дел, среди которых часто встречаются требования к страховым организациям о взыскании сумм страхового возмещения по договорам ОСАГО, по КАСКО бывают значительно реже, но тоже попадаются. В последнее время значительно выросли требования банков к заемщикам в связи с просрочкой платежей по кредитным договорам, а также заемщиков к банкам: об оспаривании условий кредитных договоров, о возврате уплаченных страховых премий по кредитным договорам. Имеется большое число дел по трудовым спорам: об оплате труда, об установлении факта трудовых отношений, о восстановлении на работе. Вполне возможно, что вся эта ситуация в судебном производстве связана с нынешним экономическим положением.

- Услуги управляющих компаний тоже относятся к числу популярных при обращении с исками в суд?

- Да, это требования управляющих организаций к жильцам о взыскании оплаты за содержание жилья. В основном, эти дела рассматриваются мировыми судьями. Также с 1 июня внесены изменения в Гражданский процессуальный кодекс РФ, теперь подобные требования управляющих организаций в обязательном порядке рассматриваются в приказном производстве. И только если судебный приказ будет отменен, они будут рассматриваться в обычном порядке на заседаниях. При этом исков со стороны граждан по качеству оказываемых услуг значительно меньше, чем исков со стороны ресурсоснабжающих организаций.

- Интересно узнать, как построен механизм распределения дел между судьями. Существует ли специализация по определенным категориям дел?

- Во всех городских судах имеется специализация судей по рассмотрению уголовных дел, по рассмотрению гражданских дел. Как правило, существует специализация по рассмотрению дел об административных правонарушениях. В прошлом году вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ, по которому точно так же вводится специализация при рассмотрении административных дел, потому что административные дела обладают своей спецификой. Специализация позволяет человеку более компетентно, предметно разбираться в конкретных вопросах, ибо нельзя объять необъятное. Хотя иногда распределять дела между судьями может и просто компьютер.

- В Куйбышевском районном суде тоже существует специализация?

- У нас существует специализация: есть судьи, которые рассматривают уголовные дела, судьи, которые рассматривают гражданские дела, судьи, которые рассматривают дела об административных правонарушениях (они и часть гражданских дел рассматривают). В сельских же судах физически невозможно ввести такую специализацию – там суды односоставные и двусоставные, поэтому судья рассматривает и уголовные дела, и гражданские, и административные, и дела об административных правонарушениях. По этой причине унифицировать механизм специализации законодательно сегодня не представляется возможным. Вопрос определяется объективно - количеством судей.

- А как Вы относитесь к шоу про судебные заседания, которые транслируются на телевидении? Не секрет, что у телезрителей они пользуются определенной популярностью. Помогают ли они в чем-то гражданам?

- Вряд ли они помогают гражданам. Сам я эти шоу не смотрю, но об их содержании могу сделать выводы по высказываниям, репликам участников судебного заседания: «Это все не так! По телевизору показывали – все по-другому». В том виде, в каком эти шоу сейчас существуют, мне представляется, что позитивного в этом мало. Эти шоу абсолютно неправдоподобны. Они преследуют, очевидно, свои цели: привлечь зрителя, повысить свои позиции в рейтинге, реклама и так далее, но среди них нет цели популяризации правовых знаний. Отсюда и средства достижения этих целей.

- На судебных заседаниях Вам цитируют фразы и реплики из телешоу?

- Да, не так часто, но это встречается. При этом процедуры судебного заседания, которые показывают на телевидении, далеки от тех, которые прописаны в законе и существуют в реальности.

- Если для расширения кругозора граждане хотят узнать, как все происходит в реальности, что можно им посоветовать – обращаться в суд?

- В принципе, судебные заседания являются открытыми за редким исключением. В Куйбышевском суде 28 судей и при этом только 2 оборудованных зала для судебных заседаний. Соответственно, большинство судебных заседаний проходит в кабинетах судей, по этой причине попасть на заседания для расширения кругозора несколько проблематично. Для журналистов судебные заседания, безусловно, открыты. Единственное, видеозапись на заседании осуществляется с разрешения судьи и с учетом мнения сторон.

- Что Вы думаете о возможности введения адвокатской монополии? Актуальна ли данная мера? Как известно, у нее много сторонников и много противников.

- Если эта идея будет реализована, наверное, плохого не будет. По сути, адвокатская монополия так или иначе существует. По уголовным делам, за редким исключением, защищать подсудимого может только адвокат, в том же гражданском процессе, арбитражном процессе такой оговорки нет. Встает вопрос: что для человека важнее, назначат ему наказание по уголовному делу в виде штрафа, или по гражданскому делу его выселят из квартиры? Какие последствия для него тяжелее? К адвокату предъявляются определенные требования: высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, сдача квалификационного экзамена. Существует определенная корпорация, то есть это все же некая ответственность перед человеком, который обратился за юридической помощью. В моем понимании адвокатская монополия – это скорее хорошо, чем плохо. Постепенно дело к этому идет. Цель представительства – оказание квалифицированной юридической помощи, поэтому представитель, безусловно, должен обладать определенными знаниями. В конечном итоге, данная мера направлена на защиту прав гражданина.

- Не считаете ли Вы, что необходимо признать судебный прецедент в качестве официального источника права? Как это имеет место быть в англосаксонской системе права.

- В нашей системе права прецедент так или иначе присутствует, хотя в качестве источника права превалирует закон. Однако глобализация не проходит мимо правовых систем: каждая система что-то в себя впитывает из других. Постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ – это фактически прецеденты, на которые ориентируются суды и которые применяют в своей практике. Верховный Суд РФ в порядке надзора может отменить решение нижестоящего суда, если оно нарушает единообразие в толковании, применении норм права в том или ином случае. Это тоже в определенном роде прецедент. Для всеобщего доступа официально публикуются постановления Пленума Верховного Суда РФ, когда каждая сторона может изучать сложившуюся судебную практику и прогнозировать для себя результаты своего обращения в суд, и делать выводы – а есть ли необходимость такого обращения, если, согласно судебной практике, этот спор я проиграю. Подчеркну, что постановление, толкование закона Пленумом Верховного Суда РФ является сегодня обязательным для применения нижестоящими судами.

- Получается, что российская правовая система идет в сторону прецедентного права?

- Не совсем так, во всем хороша мера. Постановления Верховного Суда РФ появляются только после того, как обобщается судебная практика по всей стране. Исходя из всей совокупности дел, делается вывод, что в данной ситуации является оправданным такое толкование норм права. Сейчас Верховным Судом РФ стали чаще публиковаться обзоры судебной практики по актуальным вопросам. Это обеспечивает определенное единообразие в судебной системе. Кроме того, толкование норм права облегчает в ряде случаев его применение.

- Если говорить о Вашем профессиональном опыте, Александр Геннадиевич, интересно узнать, каким было первое рассмотренное Вами дело? Вы его запомнили?

- Это было очень давно, поэтому вряд ли я его сейчас вспомню. Как правило, когда судья только приходит работать, стараются сделать так, чтобы в работу он втягивался постепенно. То есть ему передают относительно простые дела, по которым существует сложившаяся судебная практика. Сомнительно, что такое первое дело может вспомниться через продолжительное время. А когда появляются настоящие дела, они уже откладываются в памяти. Например, восстановление человека на работе или когда впервые отправил человека в места лишения свободы в случае группового разбойного нападения. Вот эти дела я запомнил.

- Что Вы можете посоветовать будущим юристам, студентам Омской юридической академии, которые выберут для себя после окончания вуза профессию судьи? Как им построить успешную карьеру?

- Главный капитал сейчас – это знания. Я помню, как один из преподавателей в нашем университете сказал: «Ученье – свет, неученье… чуть свет - уже на работу». Хотя сейчас это все условно, все судьи у нас чуть свет – уже на работу. И уже темнеет, а они с работы еще не идут. Но в любом случае нужно учиться, нужно впитывать знания в себя, без этого ни в какой профессии успеха не добиться. Что касается профессии судьи, то здесь много требований не только к знаниям, но и к моральным качествам. Существует Кодекс судейской этики, который очень подробно регламентирует поведение судьи при исполнении им служебных обязанностей и вне рамок исполнения служебных обязанностей. Если человек намерен стать судьей, он должен быть готов ко многим ограничениям в плане своего поведения, круга общения, в быту и так далее. Он должен быть строгим, в первую очередь, к самому себе.

- Спасибо Вам, Александр Геннадиевич, за исчерпывающие ответы на наши вопросы. Уверена, что теперь нашим читателям, студентам, многие упомянутые в разговоре специфические темы и процессы в сфере судопроизводства станут более понятными.

- Вам спасибо!

 

Интервью записала Елена Митрофанова,

пресс-секретарь Омской юридической академии